Каждый 20 й переболевший covid использовал сомнительные методы лечения

B&P: гидроксихлорохин в лечении COVID-19

Ученые во Франции связали смерть почти 17 тыс. больных COVID-19 из шести стран с приемом противомалярийного препарата гидроксихлорохин. Результаты их исследования были опубликованы в журнале Biomedicine & Pharmacotherapy.

Применение гидроксихлорохина

По данным исследования, пациентам с коронавирусом назначалось лекарство, не имеющее доказательств своей пользы. Еще в 2021 году журнал Nature сообщил, что использование гидроксихлорохина на 11% повышало смертность в результате нарушений сердечного ритма.

Важность исследования

Исследование охватило период с марта по июль 2020 года и только пациентов из Франции, Бельгии, Италии, Испании, Турции и США. Однако возможно, что реальное число жертв препарата гораздо выше.

Позиция ВОЗ

В июле 2020 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала гидроксихлорохин неэффективным в лечении COVID-19. Директор программы ВОЗ по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения Майкл Райан подчеркнул, что препарат не улучшал состояние пациентов с коронавирусом.

Выводы ученых

В результате исследования, проведенного учеными из Лионского университета, около 16 990 человек могли умереть после лечения гидроксихлорохином. Мета-анализ указал на увеличение смертности на 11% с использованием данного препарата.

Дальнейшие рекомендации

Ученые предупредили врачей об опасности применения препаратов с низкой эффективностью. Подчеркнули, что использование гидроксихлорохина может быть оправдано лишь в случае наличия доказательств его пользы.

Заключение

Исследование французских ученых подчеркивает важность обоснованного подхода к лечению COVID-19 и необходимость изучения эффективности и безопасности применяемых препаратов.


Библиография:

  • Журнал: Biomedicine & Pharmacotherapy

  • Nature: Impact of hydroxychloroquine on mortality in COVID-19 patients

Гидроксихлорохин и COVID-19: что говорят исследования

Отмечается, что лекарство назначалось пациентам с коронавирусом при отсутствии доказательств, подтверждающих его пользу. В материале подчеркивается, что в 2021 году в журнале Nature были опубликованы подсчеты, согласно которым использование гидроксихлорохина на 11 процентов увеличило смертность в результате нарушений сердечного ритма и других побочных эффектов.

Опасности использования гидроксихлорохина

При этом число жертв от препарата может быть намного больше, так как ученые проанализировали данные за период с марта по июль 2020 года.

В России противомалярийный препарат гидроксихлорохин был внесен в список средств, которые можно назначать для лечения заболевания COVID-19, в апреле 2020 года. В июне 2020 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) прекратила испытания лекарства в качестве одного из назначений заразившимся коронавирусом из-за его побочных действий. Российский Минздрав исключил гидроксихлорохин из перечня рекомендаций по профилактике и лечению COVID-19 в мае 2021 года.

Эффективность вакцины COVID-19

Ранее ученые Каролинского института в Швеции испытали новую вакцину COVID-19, которая оказалась эффективной против мутировавших вариантов коронавируса. Препарат вызвал 10-кратное увеличение антител не только против XBB, но и против более новых и более мутировавших штаммов, таких как BA.2.86.

Подозрения и выводы исследования

В начале пандемии COVID пациентам выписывали гидроксихлорохин, что привело к гибели почти 17 тыс. человек в шести странах, считают ученые. Минздрав России исключил его из рекомендаций только весной 2021 года.

От приема противомалярийного препарата гидроксихлорохин во время первой волны пандемии коронавируса могли скончаться около 16,9 тыс. человек в шести странах — Франции, Бельгии, Италии, Испании, Турции и США. К такому выводу пришли французские исследователи, результаты их исследования опубликованы в журнале Biomedicine & Pharmacotherapy.

Побочные эффекты и использование препарата

Гидроксихлорохин назначали, несмотря на отсутствие доказательств, подтверждающих его клиническую пользу, указали ученые. Они опирались на подсчеты, опубликованные в 2021 году в журнале Nature, согласно которым использование гидроксихлорохина увеличило смертность на 11% из-за нарушений сердечного ритма и других побочных эффектов. Количество погибших может быть существенно выше, поскольку исследование затрагивает только период с марта по июль 2020 года, когда гидроксихлорохин назначали особенно часто.

Помимо лечения малярии гидроксихлорохин также назначают при ревматоидном артрите, волчанке и некоторых других аутоиммунных заболеваниях.

В июне 2020 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) прекратила испытания гидроксихлорохина в качестве лекарства от COVID-19, после того как были обнаружены проблемы с сердцем у некоторых пациентов. Тогда же американский регулятор отозвал разрешение на использование в экстренных случаях гидроксихлорохина и хлорохина, родственного противомалярийного препарата, после того как эксперты установили, что они могут иметь опасные побочные эффекты.

Лекарства против COVID-19: Факты и рекомендации

Минздрав России не исключил гидроксихлорохин из рекомендаций по лечению COVID-19, отметив его эффективность в малых дозах для пациентов с легкой или среднетяжелой формой заболевания. Однако, признавалось, что механизм действия препарата не полностью изучен. На изменение в рекомендациях пришлось дождаться до мая 2021 года.

Употребление гидроксихлорохина

Президент США, Дональд Трамп, сообщил, что в качестве профилактики от COVID-19 принимает гидроксихлорохин, лекарство, предназначенное для лечения малярии. Предупреждения о возможных побочных эффектах препарата поступали от американских медицинских экспертов.

Применение противомалярийных препаратов

Минздрав России рекомендовал гидроксихлорохин и мефлохин, созданные для борьбы с малярией, для профилактики COVID-19. Особенно в случае контакта с инфицированным человеком. Также эти препараты использовались для лечения легких и средне-тяжелых форм коронавируса у пациентов до 60 лет без хронических заболеваний.

Побочные эффекты и эффективность

Хлорохин и гидроксихлорохин были включены в протоколы лечения COVID-19 в 2020 году, но позднее были исключены из-за высокого риска побочных эффектов и не доказанной эффективности. Международные рекомендации отказываются от использования высоких доз этих препаратов из-за их потенциальной токсичности.

Подведение итогов

Ситуация с применением гидроксихлорохина и других противомалярийных препаратов в лечении или профилактике COVID-19 остается сложной. Важно следовать рекомендациям врачей и ориентироваться на медицинские исследования для принятия взвешенного решения о лечении заболевания.

Таким образом, прежде чем начинать прием какого-либо противовирусного препарата, консультация с медицинским специалистом является обязательной.


Эта статья предоставлена профессиональным SEO-копирайтером и экспертом по контенту.

Ивермектин и его эффект на COVID-19

Также одним из потенциальных победителей коронавируса оказался как раз ивермектин, который применяют против паразитических инфекций как у людей, так и у животных.

Выяснилось, что лекарство способно снижать вирусную нагрузку в клеточных культурах, то есть в искусственно созданных лабораторных условиях. Но вот чтобы блокировать коронавирус в организме человека, нужна гораздо более высокая концентрация ивермектина и как следствие — принимаемые дозы, чем те, что разрешены сейчас.

Так, одно из моделирований показало, что даже максимально зафиксированной для человека дозировки ивермектина будет недостаточно, чтобы достичь антивирусного эффекта, — концентрация препарата в организме будет в 250 раз ниже нужной.

Информация о дозировках и результаты исследований

Тем не менее препарат стал очень популярен в Латинской Америке, Африке и некоторых странах в других регионах. При этом люди не гнушались покупать и ветеринарный вариант. В результате это привело к заметному числу отравлений ивермектином.

Впоследствии исследования показали, что в разрешенных дозировках ивермектин никак не ускоряет выздоровление пациентов с COVID-19 и не снижает вероятность тяжелого течения болезни.

Рекомендации от мировых организаций

В итоге в 2021 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и национальные органы по охране здоровья, например в ЕС, Канаде, Новой Зеландии, США, Франции и т.д., заявили, что не рекомендуют использовать ивермектин для лечения COVID-19. Они обратили внимание на отсутствие значимых исследований, которые бы доказывали эффективность применения препарата в этих целях.

А имеющиеся работы с такими выводами отличаются сравнительно низким качеством.

Дополнительная информация о публикации исследований

Отметим, что журнал Cureus критикуется за подход к публикации исследований: рецензирование в этом издании занимает гораздо меньше времени, чем у многих других, а основной упор оно делает на собственную систему оценки.

Которая подразумевает, что уже после публикации работы отзыв о ней может оставить любой зарегистрированный пользователь. Это, в свою очередь, ставит под вопрос качество публикуемых в журнале исследований.

Материал подготовлен редакцией проекта Проверка информации при участии АНО Диалог Регионы.

Сомнительные методы лечения COVID-19 и использование ивермектина

Новое исследование показало, что каждый 20-й человек, переболевший COVID, использовал сомнительные методы лечения, пропагандируемые группами, распространявшими дезинформацию во время пандемии.

В ходе опроса почти 13,5 тысячи переболевших COVID выяснилось, что люди пытались лечиться самыми разными, непроверенными на тот момент средствами — особенно в начале пандемии. Так, почти 6% участников признались, что использовали ивермектин — противопаразитарный препарат, обычно применяемый в животноводстве, а также гидроксихлорохин — лекарство против малярии.

Причем некоторые респонденты использовали и то, и другое средства. Хотя оба этих препарата не были одобрены для лечения COVID, антиваксеры и некоторые другие интернет-сообщества до сих пор продвигают оба препарата в качестве средства защиты.

Правда, FDA (Управление по контролю за продуктами и лекарствами — один из главных регуляторов лекарственного рынка США) первоначально разрешило использование гидроксихлорохина в 2020 году, а тогдашний президент Дональд Трамп поспешил назвать этот препарат "изменяющим правила игры". Но позже агентство отозвало свое разрешение на экстренное применение — после того, как клинические испытания показали, что препарат неэффективен против вируса. Несмотря на это, пациенты по-прежнему искали лекарство, а врачи продолжали назначать его без рецепта.

В разгар эпидемии также резко выросли продажи ивермектина, а также случаи отравлений им.

"Не имея возможности получить рецепты на ивермектин для лечения COVID, люди покупали препарат для животных, который используются для уничтожения паразитов у крупного рогатого скота", — пишет Bloomberg.

Хотя оба препарата одобрены для других применений, существует риск токсических эффектов при неправильном приеме: ивермектин потенциально может вызывать сильную спутанность сознания, судороги и артериальную гипотензию. По данным ВОЗ, побочные эффекты гидроксихлорохина включают тошноту, диарею, боль в животе и сонливость.

Злоупотребление ивермектином побудило регулирующие органы США в 2021 году провести агрессивную разъясняющую кампанию: например, вышла публикация под заголовком "Вы не лошадь. Вы не корова. Серьезно, вы все, прекратите это".

Занявший пост комиссара FDA Роберт Калифф активизировал борьбу с дезинформацией в социальных сетях, назвав это направление приоритетным для общественного здравоохранения.

Но переубедить людей и, более того, некоторых врачей, оказалось не так и просто. В ответ на действия FDA посыпались судебные иски. Так, в одном из судебных решений говорится, что сообщения агентства превысили его полномочия. Дело было возбуждено тремя врачами, которые утверждали, что действия FDA вмешивались в их медицинскую практику и наносили ущерб их репутации, — отмечает издание.

Спрос на лекарства, которыми бесполезно и небезопасно лечить COVID, до сих пор остается выше, чем до пандемии. По оценкам Symphony Health, в августе 2023 года количество выписанных рецептов на ивермектин было на 75% выше, чем в феврале 2020 года, а количество рецептов на гидроксихлорохин — на 33% выше.

Ученые связали смерть почти 17 тыс. пациентов с коронавирусом во Франции, Бельгии, Италии, Испании, Турции и США с тем, что в ходе лечения применялся противомалярийный препарат гидроксихлорохин. Его испытывали в первую волну коронавирусной инфекции и прервали испытания, когда ВОЗ заявила о вызываемых препаратом проблемах с сердцем. В Минздраве РФ тогда признали кардиотоксичность препарата и заявили, что в России не выявлено летальных исходов, связанных с нарушением ритма у принимающих его больных. Нынешнее исследование эксперт Минздрава назвал «одной из множества противоречащих друг другу публикаций, в которых не могут быть учтены все факторы, оказывающие влияние на течение и исход заболевания», и призвал «отнестись к выводам с определенной долей критики».

Группа ученых-медиков из Франции, работающих в Университете Квебека в Канаде, опубликовала в журнале Biomedicine & Pharmacotherapy исследование, согласно которому около 16,9 тыс. человек с коронавирусной инфекцией могли скончаться из-за приема противомалярийного препарата гидроксихлорохина. Такие выводы сделаны на основе изучения историй болезни во время первой волны пандемии во Франции, Бельгии, Италии, Испании, Турции и США. На работу ученых первым обратило внимание издание Vademecum.

Гидроксихлорохин — лекарство против малярии и лечения ревматоидного артрита, системной красной волчанки. Препарат применялся в ряде стран, в том числе в России, в терапии коронавирусной инфекции и для ее профилактики, а в США имел статус средства экстренного применения.

Исследование проходило с марта по июнь 2020 года. В статье указано, что в это время медики «с разной степенью успеха» использовали многие методы лечения на основании их эффективности против других патогенов со структурой или механизмом действия, сходными с SARS-CoV-2. Среди средств экспериментального лечения был и гидроксихлорохин. Исследования зафиксировали «неблагоприятный баланс риска и пользы» его применения. Ученые отмечают, что токсичность гидроксихлорохина у пациентов с COVID-19 частично обусловлена побочными эффектами со стороны сердца, включая нарушения проводимости (желудочковая тахикардия или фибрилляция).

Авторы ссылаются, в частности, на британское исследование Recovery (4,7 тыс. пациентов), которое продемонстрировало, что вместо снижения показателей смертности препарат способствовал увеличению продолжительности пребывания пациентов в стационаре и повышению риска прогрессирования болезни.

Приводится также бразильское исследование эффективности применения гидроксихлорохина с азитромицином или без него, которое показало усиление побочных эффектов со стороны печени и сердца. В этой работе частота фатальных нежелательных явлений оценена в 0,4%. Сообщения о побочных эффектах в других рандомизированных исследованиях и вовсе «были пугающими», говорится в отчете ученых. При ревматоидном артрите длительное применение гидроксихлорохина было связано с более высоким риском серьезных неблагоприятных сердечно-сосудистых событий, включая инфаркт миокарда, госпитализацию по поводу сердечной недостаточности, смертность от всех причин и сердечно-сосудистую смертность у пациентов с сердечной недостаточностью в анамнезе. Анализ европейской базы данных EudraVigilance показал также наличие «несердечных побочных эффектов» у пациентов с COVID-19, включая гепатит, острую почечную недостаточность, гемолитическую анемию и рабдомиолиз (синдром, который характеризуется разрушением мышечной ткани).

Ученые пришли к выводу, что 16,9 тыс. смертей, вероятно, «представляют собой лишь верхушку айсберга», а количество летальных исходов из-за применения в лечении коронавируса гидроксихлорохина недооценено во всем мире. По их мнению, результаты анализа иллюстрируют «опасность использования лекарств при низком уровне доказанной эффективности для борьбы с будущими пандемиями».

Отметим, гидроксихлорохин впервые вошел в рекомендации Минздрава по коронавирусу в конце марта 2020 года (четвертая версия протоколов). В июне 2020-го ВОЗ сообщила о прекращении испытаний гидроксихлорохина в качестве средства для лечения COVID-19 из-за выявленных у пациентов проблем с сердцем. Минздрав России тогда признал, что гидроксихлорохин обладает кардиотоксичностью, но не отказался от использования.

В России, заверили в ведомстве, не выявлено летальных исходов, связанных с нарушением ритма у принимающих гидроксихлорохин пациентов.

Впрочем, в мае 2021 года министерство все же исключило гидроксихлорохин из рекомендаций по лечению коронавирусной инфекции.

Вчера, комментируя исследование, главный внештатный специалист Минздрава России по инфекционным болезням, профессор Владимир Чуланов пояснил “Ъ”: поскольку эффективность гидроксихлорохина при COVID-19 была ограниченна, с появлением более эффективных препаратов и подходов к лечению он ушел из практики применения. При этом исключение гидроксихлорохина из рекомендаций не было связано с повышенной частотой нежелательных явлений, заверил он: «К 2020 году был накоплен уже большой опыт применения гидроксихлорохина в медицинской практике, и его побочные эффекты были хорошо известны. Препарат назначался врачами с учетом особенностей пациентов и при необходимом контроле, что подчеркивалось в методических рекомендациях. Метаанализ, опубликованный французскими коллегами, является одной из множества противоречащих друг другу публикаций, в которых не могут быть учтены все факторы, оказывающие влияние на течение и исход заболевания». Господин Чуланов призвал «отнестись к выводам авторов с определенной долей критики».

Специалисты по медицинской статистике из Университета Лион-1 и Университета Лаваля в Квебеке установили, что применение гидроксихлорохина для лечения COVID-19 в начале пандемии привело к гибели не менее 17 тысяч человек — и это только в тех странах, по которым удалось собрать необходимые для исследования данные. Это вещество широко применялось в первой половине 2020 года, хотя никаких клинических доказательств его эффективности против ковида на тот момент не было. Со временем выяснилось, что препарат не просто бесполезен, но и вреден для здоровья. Исследование, иллюстрирующее важность соблюдения принципов доказательности в назначении терапии, опубликовано в журнале Biomedicine & Pharmacotherapy.

В начале пандемии гидроксихлорохин казался идеальным кандидатом на роль чудо-средства от COVID-19

Распространение в человеческой популяции возбудителя SARS-CoV-2 в конце 2019 года остро поставило перед медиками всего мира проблему поиска терапии для заболевания. Поскольку инфекция была новой, доказанно эффективных методов ее лечения быть не могло. Однако вирусологи почти сразу обратили внимание на ряд уже известных веществ, которые могли бы стать кандидатами в противоковидные препараты. Одним из них был противомалярийный препарат хлорохин и его близкий аналог — гидроксихлорохин (отличающийся лишь двумя атомами — гидроксильной группой).

Механизм противомалярийного действия хлорохина, гидроксихлорохина и их аналогов (например, более известного в России мефлохина) заключается в снижении кислотности клеточных эндосом, которые малярийный использует для проникновения в клетку. Как противомалярийные средства все эти препараты довольно старые, но по-прежнему могут быть рекомендованы к применению. В развитых странах гидроксихлорохин, однако, преимущественно используют уже не как противомалярийный препарат, а как средство для лечения аутоиммунных заболеваний.

Еще до начала пандемии было установлено, что хлорохин и гидроксихлорохин могут предотвращать инфекцию клеток не только возбудителями малярии, но и некоторыми вирусами. Так, в 2005 году на выращенных в лаборатории клетках было показано, что хлорохин инфекцию вирусом SARS — возбудителем так называемой атипичной пневмонии, близким родственником коронавируса SARS-CoV-2. Полноценных клинических исследований препарата тогда провести не удалось: вспышка «атипичной пневмонии» быстро закончилась и возбудитель пропал из циркуляции, а значит, данные для проверки реальной эффективности препарата получить было невозможно.

Но с появлением нового коронавируса, SARS-CoV-2, о противовирусной эффективности гидроксихлорохина вспомнили снова. Уже к февралю 2020-го были получены первые лабораторные данные, свидетельствующие в пользу возможной терапевтической эффективности вещества. Хлорохин (а также, например, ремдесивир — другое вещество-кандидат, впоследствии провалившееся в клинических исследованиях) ингибировал инфекцию клеточной культуры новым коронавирусом. Аналогичные данные были очень быстро получены и для гидроксихлорохина. Оба вещества стали приобретать известность у медиков на фоне полного отсутствия специфической терапии ковида в начале пандемии.

Помимо противовирусного эффекта на культурах клеток, преимуществом гидроксихлорохина в глазах тех, кто видел в нем перспективное лекарство от ковида, было то, что его уже давно использовали в медицине. На фоне других веществ, испытанных только в лабораториях на культурах клеток, это было важнейшим аргументом в его пользу.

Но само по себе ни отсутствие токсичности, ни лабораторные данные по подавлению инфекции не гарантировали эффективности препарата при лечении болезни — установить ее могли только специально спроектированные клинические исследования, которые и были организованы в рекордный срок. Крупнейшими из них стали инициированное ВОЗ исследование «Солидарность» — в его экспериментальной группе, получавшей препарат, было 947 человек — и проводившееся в Великобритании Recovery («Восстановление») — там гидроксихлорохин принимал 1561 госпитализированный с ковидом.

Власти многих стран поспешили с разрешением лечить ковид гидроксихлорохином — и новое исследование доказало, что это обошлось человечеству в десятки тысяч жизней

Проблема, на которую обращают внимание авторы новой статьи в Biomedicine & Pharmacotherapy, заключается в том, что, помимо применения гидроксихлорохина в рамках клинических исследований, во многих странах его почти сразу начали назначать просто для лечения — без и без должного учета результата применения.

В феврале-марте 2020 года гидроксихлорохин стали активно применять для терапии госпитализированных с ковидом во Франции, в том числе благодаря влиянию известного французского вирусолога Дидье Рауля, активно выступавшего за использование вещества (впоследствии — даже после получения однозначных отрицательных результатов).

«Медуза» подробно писала об этом еще в начале 2020 года, вот цитата:

Надежду на эффективность средства от малярии подал французский исследователь Дидье Рауль. В марте его группа опубликовала статью, где показала эффективность комбинации гидроксихлорохина в сочетании с антибиотиком азитромицином против вируса SARS-CoV-2.

Статью подвергли критике, так как общая схема исследования и то, как были проанализированы «сырые» данные в статье, вызвали сомнения в достоверности результатов. Например, в опытной группе, получавшей гидроксихлорохин, исходно было 26 участников, однако даже из этого небольшого числа шестерых впоследствии исключили, так как они не закончили лечение по причине ухудшения состояния. Их данные не были учтены в заключении. Эффективность лечения оценивали не по состоянию здоровья участников, а по количеству вируса в организме участников на шестой день лечения. При этом исходно в протоколе испытания было заявлено 14 дней терапии, но что случилось с участниками исследования по прошествии этого срока, в статье не указывается.

Еще более подозрительно, что результат не удалось воспроизвести. Другая исследовательская группа из Франции решила проверить результаты Рауля и повторила испытание на 11 пациентах, которые получали комбинацию лекарств в той же дозировке. На шестой день 80% испытуемых все еще демонстрировали высокую вирусную нагрузку.

Но тут на помощь Раулю подоспело исследование из Китая, где на выборке в 62 пациента показали, что гидроксихлорохин ускоряет выздоровление больных COVID-19. Однако в другом китайском исследовании, включающем 30 пациентов, ученые пришли к заключению, что гидроксихлорохин скорее не показал эффективности. Французское исследование, включающее уже 181 пациента, причем с подтвержденной пневмонией, вызванной коронавирусом, также не подтвердило эффективность гидроксихлорохина: в то время как в контрольной группе умерли 22% пациентов, в группе, получавшей препарат, умерли 20%. Разницу между группами сами исследователи признали статистически незначимой.

В любом случае все перечисленные работы отличаются маленькой выборкой и довольно расплывчатыми конечными точками, относительно которых оценивается эффективность результатов. Кроме последнего упомянутого испытания, в них оценивали довольно косвенные признаки эффективности: наличие генетического материала вируса в организме, тяжесть пневмонии либо время выздоровления.

В США Управление по контролю за лекарствами (FDA) 28 марта 2020 года выпустило временное разрешение на использование гидроксихлорохина для лечения пациентов с коронавирусом в больницах. Примерно в то же время Дональд Трамп называл гидроксихлорохин многообещающим лекарством в борьбе с COVID-19, а затем хвастался тем, что применяет его для профилактики инфекции.

Уже 22 мая 2020-го были обнародованы результаты первого исследования, показавшие, что гидроксихлорохин при лечении COVID-19 создает дополнительную угрозу смерти из-за осложнений со стороны сердечно-сосудистой системы. ВОЗ приостановила испытания препарата как средства для борьбы с коронавирусом. К 15 июня того же года FDA отозвало временное разрешение на использование гидроксихлорохина.

В России хлорохин в качестве рекомендуемой терапии впервые появился в четвертой версии «Временных методических рекомендаций», вышедших 27 марта 2020 года. Однако, в отличие от большинства других стран, лечить ковид этим веществом в России официально предписывали даже многие месяцы после того, как его вред стал совершенно очевиден, — до начала 2021-го.

Исследователи решили установить, что стало результатом такого применения и какова оказалась цена решения использовать препарат без должной проверки эффективности. Для этого они использовали две основные группы данных:

Последние были получены в ходе анализа результатов клинических исследований гидроксихлорохина в большом метаобзоре, опубликованном в начале 2021 года. Вкратце его результаты сводятся к тому, что назначение препарата на увеличивает риск смерти от всех причин у пациентов по сравнению с такими же больными, которым препарат не назначали (по хлорохину данных об эффективности было принципиально меньше).

Оценить стоимость применения гидроксихлорохина в человеческих жизнях удалось по следующей методике: исследователи количество умерших среди тех госпитализированных заболевших, которым назначали гидроксихлорохин, и вычислили количество «избыточных» смертей, опираясь на данные об увеличении на 11% шансов умереть.

Исходными данными исследования были все существующие публикации в научной базе данных PubMed, однако получить информацию о назначениях препаратов в ходе терапии удалось лишь по очень небольшому числу госпиталей и стран. В итоговые значения попали смерти, зарегистрированные только в Бельгии, Франции, Италии, Испании и Турции, а большая часть (почти 13 тысяч умерших) относится к США.

В итоге, утверждают авторы, им удалось установить, что применение гидроксихлорохина привело к избыточной смерти 16 990 человек. Следует еще раз подчеркнуть, что это не поименный список умерших, а статистическая оценка с доверительным интервалом: с вероятностью 95% число смертей лежит в интервале от 6267 до 19 256 человек.

Сами авторы признают, что полученное значение — это лишь вершина айсберга, так как по большинству стран данных о назначениях препаратов найти не удалось. Кроме того, авторы сознательно исключили из рассмотрения случаи применения гидроксихлорохина после августа 2020 года, когда почти во всем мире (но, к сожалению, не в России, где препарат рекомендовали до начала 2021 года) лекарство было признано неэффективным. В исследовании не учитывались и смерти, связанные с применением гидроксихлорохина вне больниц.

Какие препараты закупали в первую волну пандемии коронавируса в России

Научный руководитель сети клиник иммунореабилитации и превентивной медицины Grand Clinic Ольга Шуппо говорит, что гидроксихлорохин «к счастью, не получил широкого применения в России». «Предполагалось, что он обеспечит иммуносупрессию во время цитокинового шторма (особая тяжелая форма системной воспалительной реакции.— “Ъ”) у пациентов с коронавирусной инфекцией. Но помимо иммуносупрессии препарат провоцировал развитие аритмии, с которой связывают рост числа летальных исходов в тот период»,— заметила госпожа Шуппо.

Инфекционист телемедицинского сервиса «Доктис» Татьяна Когут указывает, что в целом в профессиональной среде в период пандемии не было единого понимания, как правильно лечить коронавирус.

Медики пытались использовать разные способы, исходя из структуры вируса, возможности повлиять на его размножение, течения заболевания у конкретного пациента. «Использовали не только гидроксихлорохин, но и антиретровирусные препараты, которые применяются для лечения ВИЧ, и антибактериальные препараты, хотя они не имеют показаний к применению при отсутствии бактериальных осложнений,— продолжает госпожа Когут.— Скорее всего, летальные исходы могли быть связаны не с самим препаратом, а с его взаимодействием с другими лекарственными средствами, которые принимали пациенты». По мнению инфекциониста, такое взаимодействие необходимо учитывать особенно внимательно при лечении пожилых людей и пациентов с хроническими заболеваниями, которые применяют другие лекарства для лечения патологий, так как это оказывает существенное влияние на течение болезни и результат лечения не только при COVID-19, но и при заболеваниях гриппом и другими инфекциями.

Какой госпиталь компания Агаларовых создала за 8 дней и 900 млн рублей

«Тут не до заработков»: какой госпиталь компания Агаларовых создала за 8 дней и 900 млн рублей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *